среда, 22 февраля 2012 г.

Астральный мир



Человек, по большей части совершенно не сознавая этого, проводит свою жизнь среди огромного и населённого невидимого мира. Во время сна или в трансе, когда настойчивые физические чувства на время отсутствуют, этот невидимый мир в некоторой мере ему открывается, и иногда он возвращается из этих условий с более или менее смутными воспоминаниями об увиденном там или услышанном. Когда, при той перемене, что люди называют смертью, он совсем отбрасывает своё физическое тело, в этот самый невидимый мир он и переходит, и в нём живёт на протяжении долгого, длящегося целые века промежуточного периода между воплощениями в это знакомое нам существование. Но большую часть этих долгих периодов он проводит в небесном мире, которому посвящено шестое пособие из этой серии, а то, что мы рассмотрим сейчас — это низшая часть этого невидимого мира, то состояние, в которое человек вступает сразу же после смерти, подобное аиду или подземному царству древних греков или христианскому чистилищу, названное средневековыми алхимиками астральным планом.

Я знаю, как трудно для среднего ума ухватить реальность того, что нельзя увидеть физическими глазами. Нам трудно осознать, насколько наше зрение частично, и понять, что мы всё время живём в огромном мире, из которого видим лишь крохотную часть. И всё же наука с уверенностью говорит, что это так, поскольку описывает нам целые миры крохотных жизней, о существовании которых мы пребываем в полном неведении, если полагаемся лишь на свои чувства. И знание об этих существах вовсе не является маловажным из-за того, что они малы — ведь от знания поведения и условий жизни некоторых из этих микробов зависит наша способность сохранять здоровье, а во многих случаях и саму жизнь.

Но наши чувства ограничены и в другом направлении. Мы не можем видеть сам окружающий нас воздух, и чувства не дают нам никаких свидетельств его существования за исключением тех моментов, когда он в движении и мы можем ощутить его чувством осязания. Тем не менее, это сила, которая может опрокинуть самые большие наши суда и разрушить самые прочные здания. Так что ясно, что вокруг нас существуют мощные силы, которые всё ещё ускользают от наших бедных и частичных чувств, и потому нам следует опасаться впасть в то фатально всеобщее заблуждение, что всё видимое и есть всё, что можно увидеть.



Мы будто заперты в башне, а наши чувства — маленькие окошки, открытые в некоторых направлениях. Во многих же других мы совершенно изолированы, но ясновидение или астральное зрение открывает для нас одно или два дополнительных окна, увеличивая наш обзор и простирая перед нами новый, более широкий мир, который тем не менее является частью старого, хотя раньше мы о нём и не знали.

Нельзя получить ясного представления об учениях религии мудрости, не достигнув какого-то интеллектуального понимания того факта, что в нашей солнечной системе существуют совершенно определённые планы, у каждого из которых своя собственная материя разных степеней плотности. Некоторые из этих планов могут посещаться и наблюдаться людьми, подготовившими себя для этой работы, в точности как можно посещать и видеть другие страны, а сравнивая наблюдения постоянно работающих на этих планах, можно получить свидетельства о их существовании и природе по меньшей мере столь же удовлетворительные, как большинство из нас имеет о существовании Гренландии или Шпицбергена. Более того, как человек, располагающий на то средствами, может решиться лично отправиться в эти места, так и всякий человек, который возьмёт на себя труд подготовить себя путём ведения жизни, которая для этого необходима, со временем сможет отправиться на эти высшие планы и увидеть их сам.

Имена, которые обычно даются этим планам, если перечислять их в порядке убывания материальности, от плотных к более тонким — это физический, астральный, ментальный, буддхический и нирванический. Выше этого есть ещё два, но они настолько выше нашей нынешней способности мышления и восприятия, что мы сейчас их не рассматриваем. Следует понимать, что материя каждого из этих планов отличается от материи нижестоящего плана подобным же образом, как пар — от твёрдой материи, только в ещё большей степени. Фактически, состояния материи, называемые нами твёрдым, жидким и газообразным — просто три низших подразделения материи, принадлежащей к одному этому физическому плану.

Астральная область, которую я пытаюсь здесь описать — это второй из этих великих планов Природы — следующий над знакомым всем нам физическим миром (или же внутри него). Часто его называют царством иллюзий — не потому что сам он хоть насколько-нибудь более иллюзорен, чем мир физический, а по причине крайней недостоверности впечатлений, которые выносит из него нетренированный наблюдатель.

Почему же это так? Мы считаем тому причиной в основном две примечательные характеристики астрального мира. Первая состоит в том, что многие из его обитателей обладают чудесной способностью менять свои формы с поразительной быстротой и ради развлечения наводить на того, на кого захотят, практически неограниченное наваждение. Вторая — в том, что зрение этого плана — способность отличная от физического зрения, и она намного шире. Всякий предмет можно видеть как бы со всех сторон сразу, и внутренность объёмной фигуры открыта зрению так же, как и внешность. Потому очевидно, что неопытному посетителю этого нового мира окажется достаточно трудно понять, что же он на самом деле видит, и ещё труднее — перевести своё видение на негодный для этого язык обыденной речи.

Хороший пример частой ошибки — запись прочитанного в астральном мире числа задом наперёд, то есть, например из 139 получается 931, и так далее. Для ученика оккультизма, обучающегося у компетентного учителя, такая ошибка невозможна, исключая разве случаи большой спешки или невнимательности, поскольку такой ученик проходит длинный и разнообразный курс наставлений в этом искусстве верного видения. Учитель, или, возможно, более продвинувшийся ученик, снова и снова представляет перед ним всевозможные формы иллюзии и спрашивает его — что ты видишь? Затем всякие ошибки в его ответах поправляются и объясняются их причины, пока неофит постепенно не приобретает в работе с явлениями астрального плана такую уверенность, которая даже много превышает возможную в физической жизни.

Ему нужно научиться не только правильно видеть, но и верно интерпретировать, переводя память увиденного с одного плана на другой. Для этого ему придётся в конце концов научиться без перерыва переносить своё сознание с физического плана на астральный или ментальный и обратно, ибо пока это не будет сделано, всегда остаётся возможность, что его воспоминания будут частично потеряны или искажены в тот пустой перерыв, разделяющий периоды его сознания на разных планах. Когда способность переноса сознания освоена в совершенстве, ученик получает преимущество пользоваться своими астральными способностями не только во время сна или когда тело находится в трансе, но и при полном бодрствовании, в обычной физической жизни.



Среди некоторых теософов принято говорить об астральном плане в пренебрежительном тоне и считать его совершенно недостойным внимания, но этот взгляд представляется мне ошибочным. Несомненно, целью нашей должна быть жизнь духа, и всякого, кто пренебрегает этим высшим развитием, довольствуясь лишь достижением астрального сознания, ожидают бедственные последствия. Были и такие, чья карма позволяла им сначала развить высшие ментальные способности — как бы перепрыгнув на время астральный план — но не это обычный метод, принятый Учителями Мудрости для своих учеников.

Когда это возможно, это несомненно спасает от неприятностей, поскольку высшее обычно включает и низшее, но для большинства из нас путь такого прогресса прыжками и скачками закрыт нашими собственными ошибками и глупостями прошлого, и всё, на что мы можем надеяться — это медленно, шаг за шагом, прокладывать свой путь, а поскольку астральный план — следующий за нашим миром плотной материи, именно с ним обычно бывают связаны наши первые сверхфизические переживания. Потому он представляет глубокий интерес для тех, кто пока лишь начинающие в этих исследованиях, и ясное понимание его тайн часто может представлять для нас огромную важность, позволяя нам не только понять многие явления спиритических сеансов или домов с полтергейстом, иначе необъяснимые, но и предохранить себя и других от возможных опасностей.

Первое сознательное знакомство с этой примечательной областью приходит к людям по-разному. Некоторые лишь раз в своей жизни под каким-либо необычным влиянием становятся достаточно чувствительны, чтобы распознать присутствие одного из его обитателей, и возможно, поскольку опыт больше не повторяется, они со временем приходят к убеждению, что в этом случае они были жертвами галлюцинации. Другие же всё чаще обнаруживают, что видят или слышат что-то такое, к чему окружающие слепы и глухи. Есть и третьи — и возможно, это самое распространённое переживание из всех — которые всё яснее и яснее начинают припоминать виденное или слышанное ими на этом другом плане во время сна.

Нужно понимать, что способность объективного восприятия на всех планах несомненно имеется в латентном виде у каждого человека, но для большинства из нас полное действие сознания в этих высших проводниках — вопрос долгой и медленной эволюции. Что касается астрального тела, то тут дело обстоит несколько иначе, потому что у большинства культурных людей, принадлежащих к наиболее передовым расам мира, сознание уже вполне способно не только откликаться на все вибрации, которые передаются к нему через астральную материю, но и определённо использовать своё астральное тело как проводник и инструмент.



Так что большинство из нас бодрствуют на астральном плане во время сна физического тела, но всё же в целом мы очень мало пробуждены на нём, и потому лишь очень смутно сознаём окружающее, если вообще сознаём. Мы всё ещё окутаны нашими дневными мыслями и делами физического плана, и почти не уделяем внимания тому миру интенсивной и деятельной жизни, что нас окружает. Потому первый наш шаг — это избавиться от этой привычки мысли и научиться видеть этот новый и прекрасный мир, чтобы быть в состоянии разумно в нём работать. И даже если это достигнуто, из этого не следует обязательно, что мы сможем переносить какое-то воспоминание об этих астральных переживаниях в наше бодрствующее сознание. Но этот вопрос — память на физическом плане — уже совсем другое дело, никак не влияющее на нашу способность выполнять замечательную астральную работу.

Среди изучающих эти предметы некоторые пытаются развить астральное зрение смотрением в кристалл или другими методами, в то время как обладающие неоценимым преимуществом прямого руководства компетентного учителя скорей всего первый раз пробудятся на астральном плане под его особой защитой, которая будет продолжаться, пока различными испытаниями он не убедится, что каждый из учеников не поддаётся опасностям и страхам, с которыми может встретиться. Но как бы это ни произошло, первое настоящее осознание того, что мы всё время находимся среди огромного мира деятельной жизни, которой большинство тем не менее совершенно не сознаёт, не может не быть памятным этапом в человеческом существовании.

Эта жизнь астрального плана столь изобильна и многообразна, что сперва совершенно ошарашивает начинающего, и даже для более напрактиковавшегося исследователя классифицировать и каталогизировать её — непростая задача. Если у исследователя какого-нибудь неизвестного тропического леса попросить полный отчёт о местности, через которую он прошёл, с точными подробностями её растительности и геологии, родах и видах каждого представителя мириад насекомых, птиц, млекопитающих и рептилий, которых он видел, он в ужасе отступит перед громадностью предприятия. И всё же его положение несравнимо с замешательством исследователя психического, поскольку в его случае предмет ещё сложнее — во-первых из-за трудности правильной передачи с другого плана воспоминаний увиденного, а во-вторых из-за крайней неспособности обычного языка выразить многое из того, что ему нужно сообщить.

Тем не менее, как исследователь на физическом плане, вероятно, начал бы свой отчёт о стране с чего-то вроде общего описания её расположения и особенностей, так и нам было бы хорошо начать с краткого наброска астрального плана, попытавшись дать некоторое представление о его обстановке, образующей фон его удивительной и вечно меняющейся деятельности. И всё же сначала мы столкнёмся с почти непреодолимой трудностью крайней сложности самого предмета. Все располагающие полным зрением на этом плане согласны в том, что пытаться вызвать живую картину этой астральной обстановки перед теми, чьи глаза ещё не открыты — это всё равно, что говорить слепому о разнообразии оттенков неба на закате — каким бы подробным ни было это описание, не может быть никакой уверенности, что в уме слушателя сложится представление, соответствующее истине. Прежде всего следует понять, что у астрального плана — семь подразделений, каждое из которых обладает соответствующей степенью материальности и состоянием материи. Хотя бедность физического языка заставляет нас говорить об этих подпланах, как о высших и низших, мы не должны впадать в ошибку, думая о них (равно как и о больших планах, для которых они являются лишь подразделениями), как об отдельных областях в пространстве, лежащих друг над другом, подобно полкам в книжном шкафу, или снаружи друг друга, подобно луковой шелухе. Нужно понимать, что материя каждого плана или подплана пронизывает материю нижеследующего, так что здесь, на поверхности земли, все они существуют вместе в том же пространстве, хотя верно, что высшие типы материи простираются далее от физической земли, чем низшие.



Так что когда мы говорим, что человек поднялся с одного плана или подплана на другой, то вовсе не думаем, что он при этом обязательно перемещался в пространстве. Скорее он перенёс с одного уровня на другой своё сознание — постепенно переставая откликаться на вибрации одного подразделения материи, и вместо этого начиная откликаться на вибрации высшего и более утончённого порядка; так что один мир с его обстановкой и обитателями как бы медленно исчезает из его зрения, в то время как на его месте является мир более возвышенного характера.

И всё же существует точка зрения, с которой применение терминов «высший» и «низший» получает некоторое оправдание, равно как и сравнение планов и подпланов с концентрическими оболочками. На поверхности Земли можно встретить материю всех планов, но астральный план куда обширнее физического, и простирается на несколько тысяч миль над его поверхностью. Закон тяготения действует и на астральную материю, и будь для неё возможным оставаться совершенно невозмущённой, она бы наверно расположилась концентрическими слоями. Но Земля находится в постоянном движении, обращаясь по орбите и вращаясь вокруг своей оси, при этом вокруг постоянно бушуют все виды сил и воздействий, так что это идеальное состояние покоя никогда не достигается, и происходит много перемешиваний. Тем не менее, остаётся верным то, что чем выше мы поднимаемся, тем меньше встречаем плотной материи.

Прекрасная аналогия этому есть и на физическом плане. Земля, вода и воздух — твёрдое, жидкое и газообразное состояния — все существуют на одной поверхности, но в общем верно будет сказать, что твёрдая материя лежит в самом низу, над ней — жидкая, а газообразная — ещё выше. Вода и воздух проникают немного в землю; вода также поднимается и в воздух в виде облаков, но лишь на ограниченную высоту; твёрдая материя может быть заброшена в воздух энергичным катаклизмом, как при великом извержении Кракатау в 1883 году, когда вулканический пепел достиг высоты 17 миль, и прошло три года, пока он осел, тем не менее, он всё же наконец осел, как и вода, попавшая в воздух через испарение, возвращается к нам в виде дождя. Чем выше мы поднимаемся, тем более разреженным становится воздух, и то же самое верно относительно астральной материи.

Размеры нашего астрального мира измеримы, и с некоторой точностью мы можем определить их из того факта, что наш астральный мир соприкасается с астральным миром Луны, когда она в перигее, но не достигает его, когда она в апогее; естественно, этот контакт ограничивается высшим типом астральной материи.

Возвращаясь к рассмотрению этих подпланов, и перечисляя их с высшего и наименее материального вниз, мы обнаружим, что они естественным образом распадаются на три класса. Подразделения 1, 2 и 3 образуют один класс, 4, 5 и 6 — второй, в то время как седьмой и самый низший из всех стоит особняком. Разница между материей этих классов сравнима с разницей между твёрдым и жидким, в то время как внутри класса разница между подразделениями скорее напоминает разницу между разными видами твёрдых веществ, например между сталью и песком. Отложив на время в сторону седьмой подплан, мы можем сказать, что фоном для четвёртого, пятого и шестого подразделений астрального плана является физический мир, в котором мы живём, со всеми его знакомыми нам принадлежностями. Жизнь на шестом подплане вовсе не непохожа на обычную земную жизнь, с той разницей, что нет физического тела и его потребностей, в то время как по мере подъёма через четвёртое и пятое подразделения она становится всё менее материальной и всё больше удаляется от нашего низшего мира и его интересов.

Обстановка этих низших подразделений подобна той, что знакома нам на земле, но в действительности есть и нечто большее — ведь когда мы смотрим на неё с этой новой точки зрения, с помощью астральных чувств, даже чисто физические объекты предстают перед нами совсем по-иному. Как уже говорилось, тот, чьи глаза полностью открыты, видит их не как обычно — с одной точки зрения — но со всех сторон сразу, и сама эта идея достаточно приводит в замешательство. А если мы добавим к этому, что каждая частичка внутри объёмного тела видна так же полно и ясно, как и те, что снаружи, то станет понятно, что при таких условиях даже самые знакомые предметы поначалу будут совершенно неузнаваемы.


И всё же небольшое размышление покажет, что такое видение куда больше, чем физическое зрение, приближается к истинному восприятию. В то время как на физическом плане мы видим стороны стеклянного куба в перспективе, и дальняя сторона кажется меньше, чем ближняя, что является простой иллюзией, на астральном плане они будут видеться одинаковыми, каковыми они на самом деле и являются. Из-за этой особенности астрального зрения некоторые авторы охарактеризовали его как зрение в четвёртом измерении — это выразительно и передаёт идею.

В дополнение к этим возможным источникам ошибок дело осложняется ещё и тем, что это высшее зрение распознаёт формы из материи, которые будучи чисто физическими, всё же не видны при обычных условиях. Таковы, например, частицы, составляющие атмосферу, всевозможные эманации, исходящие из всего, в чём есть жизнь, а также четыре степени ещё более тонкой физической материи, которые за неимением более определённых названий обычно описываются как эфирные. Последние сами образуют нечто вроде системы, свободно проникая всю прочую физическую материю, и одно только исследование их вибраций и того, как действуют на них различные высшие силы, само составляет огромное поле интереснейших исследований для любого учёного, обладающего зрением, необходимым для их наблюдения.



И даже когда наше воображение вполне усвоит идеи, заключённые в том, что уже сказано, мы ещё и наполовину не поймём сложности проблемы — ведь помимо всех этих новых форм физической материи нам придётся иметь дело с ещё более многочисленными и запутанными подразделениями материи астральной. Первым делом мы должны заметить, что у каждого материального предмета, даже у частицы, есть своё астральное соответствие, и сам дубликат этот не является телом простым, а обычно исключительно сложен, будучи составлен из разных видов астральной материи. В дополнение к этому каждое живое существо окружено своей собственной атмосферой, обычно называемой его аурой, и у людей эта аура сама составляет удивительный раздел исследований. Она имеет вид овальной массы светящегося тумана весьма сложной структуры, и из-за своего облика иногда называется аурическим яйцом.



Читателям-теософам будет приятно услышать, что даже на ранней стадии своего развития, когда ученик только начинает приобретать это более полное зрение, он уже сможет непосредственными наблюдениями убедиться в верности учения, данного через нашу великую основательницу, мадам Блаватскую, относительно по меньшей мере некоторых из семи принципов или начал человека. У своего собрата-человека он теперь видит не только внешнюю видимость, но ясно различает и эфирный двойник, почти совпадающий с физическим телом. Видно также, как жизненность, именуемая на санскрите праной, поглощается и выделяется, как она циркулирует по телу в виде розового света и в конце концов в изменённой форме излучается здоровым человеком.

Впрочем, более яркая и легче всех видимая часть ауры, хотя она и принадлежит к более утончённому виду материи, это астральная — та часть, что своими живыми и вечно меняющимися вспышками цвета выражает различные желания, проносящиеся время от времени через ум человека. Это и есть настоящее астральное тело. За ним же следует ментальное тело, состоящее из ещё более тонких степеней материи, принадлежащей к тем уровням ментального плана, которым ещё свойственна форма. Это аура низшего ума, цвета которой лишь медленно изменяются на протяжении жизни человека и показывает общий настрой его мыслей, склад и характер его личности. Но ещё сильнее и бесконечно прекраснее живой свет каузального (причинного) тела, если оно развито. Это проводник высшего я, демонстрирующий стадию развития истинного ego на его пути от рождения к рождению. Но чтобы увидеть эти тела, ученик должен развить зрение на тех уровнях, к которым они принадлежат.



Изучающий избежит многих затруднений, если сразу же поймёт, что эти ауры — не просто эманации, а действительные проявления “я” на соответствующих им уровнях, и что именно это “я” и является истинным человеком, а не различные тела, представляющие его на низших планах. Пока перевоплощающееся “я” остаётся на внеформных уровнях того плана, который является его истинным домом, его проводником является каузальное тело, но когда оно спускается на уровень форм, то ему приходится, чтобы действовать на нём, облечься в материю этих уровней. Притягиваемая таким образом материя составляет тело его ума. Аналогично, спускаясь на астральный план, он образует из его материи астральное тело или тело желаний, при этом сохраняя все прочие тела; при дальнейшем же нисхождении — на самый низший план — физическое тело формируется по эфирному шаблону, предоставленному владыками кармы.

Начинающему, чтобы ясно отличать с первого взгляда одну ауру от другой, потребуется много практики и внимательного изучения. Тем не менее, человеческая аура, или обычно какая-то одна её часть, нередко бывает первым чисто астральным объектом, видимым нетренированными людьми, хотя в таком случае, естественно, она часто интерпретируется неправильно. Набросав, хотя и чуть-чуть, фон для нашей картины, мы должны попытаться теперь нарисовать фигуры — описать обитателей астрального плана. Безмерное разнообразие этих существ делает их классификацию исключительно трудной.



Человеческое население астрального плана естественным путём распадается на две группы — на живых и мёртвых, или, если говорить более точно, на тех, кто ещё обладает физическим телом, и на тех, у кого его нет.

1. Живые

Людей, проявляющихся на астральном плане во время физической жизни, можно подразделить на четыре класса:

1. Адепты и их ученики. Принадлежащие к этому классу обычно используют в качестве проводников вовсе не астральное, а ментальное тело, состоящее из материи четырёх низших или рупа уровней следующего сверху плана. Преимущество этого проводника в том, что он позволяет мгновенно переходить с ментального плана на астральный и наоборот, а также даёт возможность всякий раз пользоваться большей силой и более проницательными чувствами его собственного плана.

Естественно, тело ума вовсе не видно астральному зрению, и потому работающий в нём ученик учится собирать вокруг него временную завесу астральной материи, когда по ходу своей работы желает стать видимым обитателям более низкого плана, чтобы помогать им более эффективно. Это временное тело (называемое маявирупа) обычно первый раз делается для ученика его учителем, а затем ему помогают и дают наставления, пока он не сможет образовывать его для себя легко и быстро. Такой проводник, хотя и является точным воспроизведением облика человека, совсем не содержит материи его собственного астрального тела, а находится с ним в соответствии, подобном тому, что имеется между материализацией и физическим телом.

На ранних стадиях своего развития ученик может действовать в своём астральном теле, как и всякий другой, но какой бы проводник ни использовался, человек, введённый на астральный план под руководством компетентного учителя всегда обладает там самым полным сознанием и способен совершенно легко действовать на всех его подразделениях. Фактически это он сам, в точности как его знали друзья на земле, но без физического тела и эфирного проводника в одном случае, и вдобавок без астрального — в другом, но с дополнительными силами и способностями этого высшего состояния, позволяющими ему во время сна продолжать ещё легче и эффективнее ту теософическую работу, которая так занимает его мысли в часы бодрствования. Будет ли он на физическом плане полно и точно помнить, что он делал или чему научился на астральном, в значительной мере зависит от того, может ли он без перерыва переносить своё сознание из одного состояния в другое.

Исследователь может случайно встретить в астральном мире учеников оккультизма со всех частей света (принадлежащих к ложам, совершенно не связанных с теми Учителями, о которых теософам известно больше), и во многих случаях они — самые серьёзные и самоотверженные искатели истины. Однако стоит заметить, что все эти ложи по меньшей мере сознают существование великого Гималайского Братства, и признают, что среди его членов есть самые высшие адепты из ныне известных на Земле.

2. Психически развитые люди, не находящиеся под руководством Учителей. Такие люди могут быль или не быть развиты духовно, поскольку две формы развития не обязательно достигаются вместе. Когда человек рождается с психическими силами, это является результатом усилий, предпринятых им в прошлом воплощении — усилий, которые могут быть самыми благородными и неэгоистичными, или напротив невежественными и даже совершенно недостойными.

Такой человек обычно совершенно сознателен, когда находится вне тела, но недостаток должной подготовки часто заставляет его обманываться в том, что он видит. Часто он способен проникать через разные подразделения астрального плана почти так же полно, как человек, принадлежащий к предыдущей категории, но иногда он особенно притягивается к какому-то одному подразделению и редко выходит за пределы его влияний. Воспоминания таких людей о виденном могут широко варьироваться согласно степени их развития — от совершенной ясности до полного искажения или даже забвения. Они всегда появляются в астральном теле, поскольку не умеют действовать в ментальном проводнике.



3. Обычные люди — то есть люди без всякого психического развития. Во время сна они плавают в своих астральных телах, часто в более или менее бессознательном состоянии. В глубоком сне их высшие принципы почти всегда выходят из тела в астральном проводнике и парят в ближайшем соседстве, хотя у совершенно неразвитых людей они находятся практически в таком же сонном состоянии, как и тело.

Однако, в некоторых случаях этот астральный проводник бывает менее сонным и в полусне плывёт в разных астральных потоках, иногда узнавая других людей, находящихся в подобном состоянии, и встречаясь с переживаниями всех видов — приятными и неприятными, воспоминание о которых, безнадёжно спутанное и превратившееся в гротескную карикатуру на действительно случившееся, заставляет человека думать на следующее утро, что он видел примечательный сон.

Все культурные люди, принадлежащие к высшим расам мира, сейчас обладают уже вполне развитыми астральными чувствами, так что будь они достаточно пробуждены, чтобы исследовать реальности, окружающие их во время сна, они могли бы делать наблюдения и многое из них узнавать. Но в огромном большинстве случаев они не пробуждены настолько и тратят большую часть своей ночи на глубокие и часто мрачные раздумья на тему той мысли, которая преобладала в их уме во время засыпания. У них есть астральные способности, но едва ли они их используют, и хотя они, конечно же, не спят на астральном плане, они ещё нисколько не пробуждены к нему, а потому сознают окружающее только смутно, если вообще сознают.

Когда человек становится учеником одного из Учителей Мудрости, с него обычно сразу же стряхивают это сонное состояние, он вполне пробуждается к окружающей реальности и начинает на ней учиться и в ней работать, так что часы сна у него уже больше не пусты, а полны активных и полезных занятий, что нисколько не мешает здоровому отдыху уставшего физического тела.

У самых отсталых рас и индивидуумов эти выделенные астральные тела почти бесформенны и неопределённы в очертаниях, но по мере того, как человек развивается в интеллекте и духовности, его плавающее астральное тело становится чётче очерченным и начинает ближе напоминать физическую оболочку. Часто спрашивают — если неразвитое астральное тело имеет столь смутные очертания, а большинство человечества можно считать ещё неразвитым, то как же можно узнать заурядного человека, когда он в астральном теле? Для ответа на этот вопрос нам надо постараться осознать, что глазу ясновидящего физическое тело человека представляется окружённым аурой — светящимся цветным туманом, приблизительно овальным по форме и простирающимся примерно на 45 сантиметров от тела во всех направлениях. Всем ученикам известно, что эта аура чрезвычайно сложна в строении и содержит материю всех планов, на которых человек в данное время обеспечил себе проводники. Но пока давайте думать о ней так, как она представится тому, кто не развил способности более высшей, чем астральное зрение.

Для такого наблюдателя аура будет содержать лишь астральную материю, а потому будет более простым объектом для изучения. Однако, он увидит, что эта астральная материя не только окружает физическое тело, но и проникает в него, и что в границах этого тела скопление её более плотное, чем в части ауры, лежащей вне его. Представляется, что так происходит в силу притяжения большого количества плотной астральной материи, собравшейся в виде соответствия клеткам физического тела, но как бы то ни было, тот факт, что материя астрального тела, лежащая в границах физического тела, во много раз плотнее той, что вне его, является несомненным.



Когда во время сна астральное тело выводится из физического, это расположение всё ещё сохраняется, и всякий, кто смотрит на астральное тело взглядом ясновидящего, видит, как и раньше, форму, напоминающую физическое тело, окружённую аурой. Теперь эта форма состоит лишь из астральной материи, но всё же разница в плотности между ней и окружающим туманом вполне достаточна для того, чтобы сделать её ясно узнаваемой, даже несмотря на то, что это просто форма из более плотного тумана.

Теперь относительно разницы в облике между развитым и неразвитым человеком. Даже в случае последнего облик и черты внутренних форм всегда легко узнаваемы, хотя они смазаны и нечётки, но вот окружающее яйцо едва ли заслуживает такого названия, поскольку это просто бесформенный клок тумана, не обладающий ни упорядоченностью, ни постоянством очертаний.

У более развитого человека перемены очень заметны — и в ауре, и в той форме, что внутри неё. Последняя стала более чёткой и определённой — более точным воспроизведением физического облика человека, а вместо плавающего клуба тумана мы видим чётко-очерченный овоид, сохраняющий свою форму неизменной среди различных потоков, всегда бурлящих вокруг неё на астральном плане.

Поскольку психические способности человечества эволюционируют и можно встретить индивидуумов, находящихся на всех стадиях развития, этот класс естественным образом незаметными градациями смыкается с предыдущим.



4. Чёрные маги или их ученики. Этот класс в чём-то соответствует первому, за исключением того что мотивы развития являются злыми, а не добрыми, а приобретаемые силы используются для чисто эгоистических целей, а не для помощи человечеству. Среди низших его разрядов встречаются люди примитивных рас, практикующие ужасающие ритуалы школ обеах и вуду, а также целители многих диких племён, в то время как выше их по интеллекту, а потому будучи более достойны осуждения, стоят тибетские чёрные маги, которых европейцы часто называют дугпа, хотя это и неправильно. Как вполне правильно объяснено военным хирургом Уодделом в его книге «Буддизм Тибета», это название на самом деле принадлежит бутанскому подразделению великой школы Кагью, относящейся к так называемым частично реформированным школам тибетского буддизма.

2. Мёртвые

Прежде всего, само это слово «мёртвые» является абсурдно ошибочным определением, поскольку большинство существ, так классифицированных, столь же живы, как и мы сами — а часто определённо более. Так что этот термин надо понимать просто как означающий тех, кто временно не привязан к физическому телу. Их можно подразделить на следующие десять основных классов:

1. Нирманакайи, то есть те, кто заслужив вечную радость нирваны, отреклись от неё, чтобы посвятить себя работе на благо человечества. Упомянуты они здесь для полноты классификации, поскольку редко столь высокие существа проявляются на таком низком плане, как астральный. Когда по какой-либо причине, связанной с их возвышенной работой, они посчитают это желательным, то скорей всего создадут для этой цели временные астральные тела из атомической материи этого плана, как делают это и адепты, находящиеся в теле ума, поскольку их более уточнённое одеяние было бы невидимо для астрального зрения. Чтобы без малейшей задержки можно было действовать на любом плане, они всегда сохраняют в себе несколько атомов, принадлежащих к каждому, и вокруг них, как вокруг ядра, они могут моментально собрать другую материю, тем обеспечив себя таким проводником, какой желателен. Дальнейшие сведения о положении и работе нирманакай можно найти в «Голосе Безмолвия» Е. П. Блаватской, а также в моей небольшой книжке «Невидимые помощники».

2. Ученики, ожидающие воплощения. В теософической литературе часто утверждалось, что когда ученик достигает определённой стадии, он с помощью Учителя может избежать действия закона природы, который в обычных случаях по окончании астральной жизни уносит человека в небесный мир. При обычном ходе событий в этом мире он сполна получил бы результат действия всех духовных сил, которые своими высшими устремлениями он запустил в движение, будучи на земле.

Поскольку ученик предположительно является человеком чистой жизни и возвышенных мыслей, вероятно, что в его случае эти духовные силы будут необычайными, а потому, если он вступит в небесную жизнь, она будет чрезмерно долгой. Но если вместо того, чтобы принять её, он вступит на путь отречения (начиная, таким образом, в меньшем масштабе скромно следовать по стопам великого учителя отречения, Господа Гаутамы Будды), то сможет использовать этот запас сил в совсем ином направлении — для помощи человечеству, и тем, как бы ни была мала его лепта, принять небольшое участие в великой работе нирманакай. Приняв такой образ действий, он несомненно жертвует веками величайшего блаженства, но с другой стороны, приобретает необычайное преимущество продолжать без перерыва жизнь трудов и прогресса.

Когда ученик, решивший так поступить, умирает, он выходит из своего тела, как часто делал и ранее, и ожидает на астральном плане подходящего перевоплощения, которое сможет подобрать ему Учитель. Это примечательный отход от обычного порядка вещей, и прежде чем делается такая попытка, следует получить авторитетное разрешение. И всё же, даже если оно получено, ученика предупреждают, что он должен быть осторожен и ограничиваться строго астральным уровнем, пока устраивается воплощение, поскольку сила закона природы столь велика, что если он хоть раз, хоть на мгновение, коснётся ментального плана, то может быть снова увлечён непреодолимым потоком в русло обычной эволюции.

В некоторых случаях, хотя они и редки, он может избежать трудностей нового рождения, будучи помещён во взрослое тело, больше не нужное его прежнему обитателю, но естественно, такое подходящее тело не часто бывает доступно. Гораздо чаще ему приходится ожидать на астральном плане, пока не предоставится возможность подходящего рождения, как говорилось ранее. Однако, он при этом не теряет времени, поскольку вполне является самим собой, как и всегда, и способен продолжать исполнять работу, порученную ему Учителем, даже ещё быстрее и эффективнее, чем когда он был в физическом теле, поскольку ему уже не препятствует усталость. Он обладает совершенно полным сознанием и может по своей воле с одинаковой лёгкостью перемещаться по всем подразделениям астрального плана.

Учеников, ожидающих воплощения, вовсе нельзя отнести к частым явлениям астрального плана, но всё же их можно иногда встретить, а потому они образуют один из классов нашего перечисления. Несомненно, с продвижением эволюции человечества, и всё растущим количеством вступивших на Путь Святости, этот класс станет более многочисленным.



3. Обычные люди после смерти. Излишне говорить, что этот класс в миллионы раз многочисленнее того, о котором мы только что говорили, а характер и положение его членов варьируются в самых широких пределах. Столь же широко может различаться и длительность их жизни на астральном плане, поскольку есть те, кто проводит там несколько дней или часов, а другие остаются на этом уровне на многие годы и даже столетия.

Человек, который вёл хорошую и чистую жизнь, чьи самые сильные чувства и устремления были бескорыстными и духовными, не будет притягиваться к этому плану, а потому, если предоставить его самому себе, мало что будет его там удерживать или даже пробуждать к деятельности в течение сравнительно краткого периода его там пребывания. Нужно понять, что после смерти истинный человек удаляется в себя, и в качестве первого шага этого процесса он отбрасывает физическое тело, и почти сразу же после этого — тело эфирное. Так что ему следовало бы как можно скорее сбросить также астральное тело или тело желаний и перейти в небесный мир, лишь в котором его духовные устремления могут принести свои совершенные плоды.

Человек благородный и чистых мыслей сможет сделать это, поскольку он покорил все земные страсти ещё при жизни; сила его воли была направлена в высшие каналы, а потому останется лишь немного энергии низших желаний, чтобы истратиться на астральном плане. Вследствие этого его пребывание там будет кратким, и скорей всего, на этом плане он будет обладать не более чем сонным полусознанием существования, пока не погрузится в сон, в течение которого его высшие начала окончательно освободятся от астральной обёртки и войдут в полную блаженства жизнь небесного мира.

Для человека, ещё не вступившего на путь оккультного развития, описанное состояние является идеальным положением дел, но естественно, не всеми оно достигается, и даже не большинством. Средний человек до своей смерти вовсе ещё не освободился от всех низших желаний, и чтобы позволить порождённым им силам выработаться и тем отпустить его “я”, потребуется долгий период более или менее сознательной жизни на разных подпланах астрального плана.

После смерти каждый на своём пути в небесный мир должен пройти через все подразделения астрального плана, хотя это не значит, что он обязательно должен быть сознателен на всех из них. Точно так же, как физическому телу необходимо иметь в своём строении физическую материю всех состояний — твёрдую, жидкую, газообразную и эфирную, так и астральное тело безусловно должно содержать частицы, принадлежащие ко всем соответствующим подразделениям астральной материи, хотя в разных случаях пропорции могут значительно различаться.

Следует помнить, что вместе с материей своего астрального тела человек приобретает и соответствующую элементальную сущность или эссенцию, и что в течение его жизни она отделена от окружающего океана подобной материи, на это время практически становясь тем, что можно назвать разновидностью искусственного элементала. Временно она приобретает собственное вполне отдельное существование и следует собственному пути развития, направленному вниз, в материю, нисколько не учитывая интересов “я”, к которому ей случилось присоединиться (а точнее, нисколько и не зная о них), таким образом вызывая постоянную борьбу между волей плоти и волей духа, о которой так часто говорят религиозные писатели.

Хотя это и «закон членов, воюющих против закона разума», и человек, повинующийся ему вместо того, чтобы им управлять, серьёзно затрудняет свою эволюцию, всё же не следует считать его каким-то злом, поскольку это, тем не менее, закон — излияние Божественной Силы, идущее закономерным ходом, хотя в данном случае этот путь направлен вниз, в материю, а не вверх, из неё, как наш.

Когда во время смерти человек уходит с физического плана, разделяющие силы природы начинают действовать на его астральное тело, и этот элементал обнаруживает, что его существованию в виде отдельного существа угрожает опасность. Потому он принимает меры по своей защите, которые позволяют сохранить целостность астрального тела так долго, как возможно. Его метод заключается в перераспределении материи, из которой он состоит, в виде последовательности слоёв или оболочек, так, чтобы материя низшего подплана (то есть самая грубая и плотная) оказалась снаружи, поскольку она будет оказывать самое большое сопротивление разрушению.

Человеку придётся оставаться на этом низшем подплане, пока он не высвободит из его материи столь много своего истинного я, сколько возможно, а когда это будет сделано, его сознание окажется сфокусировано в следующей из этих концентрических оболочек (созданной из материи шестого подразделения), иными словами, он перейдёт на следующий подплан. Мы можем сказать, что когда притяжение астрального тела к одному уровню будет исчерпано, большая часть самых его грубых частиц отпадёт, и оно окажется в сродстве с некоторым более высоким состоянием существования. У него как бы постоянно снижается удельный вес, и так оно равномерно поднимается из плотных слоёв к более лёгким, задерживаясь, лишь когда на время сохраняется точное равновесие.

Очевидно, именно этим можно объяснить частые на спиритических сеансах заявления умерших, что они собираются подняться в более высокую сферу, откуда будет нелегко или невозможно сообщаться через медиума; и действительно, фактически, человеку, находящемуся на высшем подразделении этого плана, окажется почти невозможно иметь дело с любым обычным медиумом.

Таким образом мы видим, что длительность задержки человека на каждом уровне астрального плана прямо пропорциональна количеству соответствующей материи, имеющейся у него в астральном теле, что в свою очередь зависит от жизни, которой он жил, желаний, которым он потворствовал и класса материи, которую он этим притянул к себе и в себя встроил. Потому чистой жизнью и высокими мыслями человеку можно минимизировать количество притягиваемой материи низших астральных уровней, и в случае каждого подплана подняться до того, что можно назвать его критической точкой. Тогда первое же прикосновение разделяющей силы разрушит сцепление материи и вернёт её в первоначальное состояние, сразу же освободив человека для перехода на следующий подплан.



У человека, всецело духовно мыслящего, это состояние достигается по отношению ко всем подразделениям астральной материи, результатом чего бывает практически мгновенный проход сквозь этот план, и сознание впервые возвращается к нему уже в небесном мире. Как объяснялось ранее, нам не следует думать о подпланах, как о разделённых друг от друга в пространстве — скорее, они взаимопроникают, так что когда мы говорим о переходе человека с одного подплана на другой, мы вовсе не обязательно подразумеваем, что он вообще передвигался при этом в пространстве — просто фокус его сознания переместился от внешней оболочки к следующей, которая была внутри.

Единственные люди, которые обычно пробуждаются к сознанию на низшем уровне астрального плана — это те, у кого грубые и скотские желания — пьяницы, развратники и им подобные. Они остаются там на период, пропорциональный силе их желаний, часто испытывая ужасные страдания от того факта, что в то время как их земные похоти всё ещё сильны, как всегда, их теперь невозможно удовлетворить, за исключением тех случаев, когда им удаётся путём одержания захватить какого-нибудь подобного им человека.

Порядочного человека мало что может удержать на этом седьмом подплане, но если его основные мысли и желания были сосредоточены на более мирских делах, то он скорей всего окажется на шестом подразделении, всё ещё блуждая вокруг мест и людей, с которыми он был теснее всего связан на земле. Пятый и четвёртый подпланы имеют подобный характер, однако, по мере того, как мы поднимаемся через них, земные связи представляются всё менее важными, и отошедшие всё больше склонны придавать окружающий их обстановке облик, согласный с самыми настойчивыми из их мыслей.

Достигнув третьего подразделения, мы обнаружим, что эта характеристика уже полностью приходит на смену видению реальностей плана, ведь здесь люди живут в воображаемых городах; однако каждый здесь не создаёт себе город полностью силой собственной мысли, как в небесном мире, но все получают в наследство структуры, возведённые их предшественниками, что-то к ним добавляя. Это здесь находятся те самые церкви, школы и «обители в стране лета», столь часто описываемые на спиритических сеансах, хотя часто они представляются куда менее реальными и великолепными, чем кажутся своим восхищённым создателям.

Второй подплан, похоже, в особенности является обиталищем эгоистичных и бездуховных религиозных людей. Здесь они носят своей золотой венец и поклоняются своим грубоматериальным представлениям конкретных божеств их страны и эпохи. Высшее же подразделение представляется особо подходящим для тех, кто при жизни посвятил себя преследованию материалистических, но всё же интеллектуальных целей, стремясь к ним не столько для блага своих собратьев, сколько ради удовлетворения эгоистичных амбиций или для упражнения интеллекта. Такие люди часто остаются на этом уровне на долгие годы — будучи достаточно счастливы, работая над своими интеллектуальными проблемами, но не принося никому особой пользы и лишь немного продвигаясь к небесному миру.

Нужно ясно понять, как уже разъяснялось ранее, что с этими подпланами никоим образом не следует связывать идею пространства. Отошедшее существо, действующее на любом из них, может с равной лёгкостью перемещаться из Англии в Австралию, или в любое другое место, куда может захватить его проходящая мысль, но он не может перенести своё сознание на следующий, более высокий подплан, пока не завершится вышеописанный процесс высвобождения.

Из этого правила нет никаких исключений, насколько нам пока что известно, хотя действия человека на любом из подпланов, когда он сознателен, естественно, могут в некоторых пределах сократить или продлить его связь с тем или иным подпланом.

Но степень сознательности, которой человек будет обладать на этом подплане, вовсе не обязательно подчиняется точно такому же закону. Чтобы схватить действующий здесь принцип, давайте рассмотрим крайний пример из возможных. Представьте человека, который принёс из прежнего воплощения склонности, требующие для своего проявления большого количества материи седьмого или низшего подплана, но которому в нынешней жизни ещё в ранние годы посчастливилось узнать о возможности и необходимости эти склонности контролировать. Вряд ли вероятно, чтобы усилия такого человека были бы неизменно и вполне успешными, но если таковые имелись, то медленно, но верно в астральном теле должен был идти процесс замены грубых частиц на более тонкие.



Даже в лучшем случае это процесс постепенный, и вполне могло так случиться, что человек умер, прежде чем он завершился хотя бы наполовину. В этом случае в его астральном теле должно было несомненно остаться достаточно материи низшего подплана, чтобы обеспечить вовсе не скоротечное пребывание на нём, но это будет материя, через которую сознание в данном воплощении не привыкло функционировать, а поскольку внезапно приобрести эту привычку оно не могло, человек останется на этом плане, пока его доля этой материи не будет рассеяна, но всё это время будет в бессознательном состоянии — то есть он будет практически спать весь период своего там пребывания, и таким образом многочисленные неприятные явления, с которыми там можно встретиться, нисколько на него не подействуют.

Однако тот, кто изучает оккультизм, может распорядиться своей астральной жизнью совсем иначе. Обычный человек, очнувшись от краткой бессознательности, которая, похоже, всегда следует после смерти, оказывается в определённых условиях, созданных ему элементалом желания, который перераспределил материю астрального тела. Он может принимать вибрации извне лишь через тот тип материи, которую элементал оставил снаружи, а потому его зрение ограничено этим конкретным подпланом. Человек принимает это ограничение как часть условий его новой жизни, а в действительности даже совершенно не сознаёт, что присутствует какое-то ограничение, и полагает, что видит всё, что можно там увидеть, поскольку ничего не знает об элементале или его действии. Но изучающий теософию всё это понимает, а потому знает, что это ограничение вовсе не является необходимостью. Зная это, он сразу же окажет сопротивление действию элементала желаний, и будет настойчиво стремиться сохранять своё астральное тело в том же состоянии, что оно было и при земной жизни — то есть когда все его частицы перемешаны и находятся в свободном движении. В результате этого он сможет воспринимать вибрации материи всех астральных подпланов одновременно, так что его взгляду будет вполне открыт весь астральный мир. Он сможет перемещаться в нём столь же свободно, как делал это во время физического сна, а потому — находить любого человека на астральном плане и общаться с ним вне зависимости от того, каким подпланом этот человек в данный момент ограничен.

Усилие, предпринимаемое для сопротивления перераспределению материи и для возвращения астрального тела к своему прежнему состоянию в точности подобно тому, которым во время физической жизни сопротивляются сильному желанию. Элементал по-своему, полусознательно, боится и старается передать свой страх человеку, так что последний часто обнаруживает, что в него закрадывается постоянное и сильное инстинктивное ощущение какой-то неописуемой опасности, которой можно избежать только допустив это самое перераспределение. Если же, однако, он постоянно сопротивляется этому иррациональному чувству страха спокойным утверждением своего собственного знания о том, что для страха нет причин, он со временем истощает силу сопротивления элементала, точно так же, как он много раз до этого сопротивлялся позывам желаний ещё в своей земной жизни. Так он станет живой силой в астральной жизни и сможет продолжать ту работу по помощи другим, которую он привык выполнять в часы своего сна.

Кстати можно заметить, что сообщение на астральном плане ограничено знаниями самого существа, точно так же как и здесь. В то время как ученик, способный использовать тело ума, может передавать свои мысли человеческим существам легче и быстрее, чем на земле, посредством умственных впечатлений, обитатели астрального плана обычно неспособны применять эту способность, но, похоже, подвержены ограничениям, подобным преобладающим и на земле, хотя не столь жёстким. В результате оказывается, что они, как и здесь, собираются в группы по общим симпатиям, верованиям и языку.

Поэтическая идея смерти, которая всех уравнивает — это простая нелепица, порождённая невежеством, поскольку фактически в огромном большинстве случаев потеря физического тела не вносит никаких перемен в характер или интеллект человека, а потому среди тех, кого мы обычно называем мёртвыми, имеется такое же разнообразие в разумности, как и среди живых.

Ч. У. Ледбитер

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.